Ботанический сад


Адрес: ул. Д. Гулиа, 22.
Тел.: 2-44-58.
Время работы: с 9.00 до 15.00 ежедневно.

Украшение столицы — Ботанический сад, один из самых знаменитых на Кавказе. Его история насчитывает более 160 лет. Демонстрационная часть сада (площадью 5 га) расположена в центре города. Сейчас здесь собрано более 5 тыс. видов, форм и сортов растений со всей планеты.

Экскурсионный маршрут по Ботаническому саду очень популярен у гостей курорта. Одна из его главных достопримечательностей — 250-летняя кавказская липа, которая росла здесь еще до основания сада.

В 1972 г. саду присвоен статус научно-исследовательского института.

Г.Г. АЙБА

Сухумский ботанический сад – старейший центр ботанических исследований на Кавказе.

Республика Абхазия в силу ее географических и климатических условий обладает большим разнообразием растений. По этой причине ученые-ботаники издавна проявляли большой интерес к нашему краю. Первые ботанические исследования проводились здесь еще с начало XIX века. В частности, были произведены немногочисленные сборы растений Дюмоном-Дюрвилем в 1819-1820 годах, А.В. Нордманом – профессором Одесского Решельевского лицея в 1835 году. Кстати, пихта кавказская в ботанической номенклатуре названа пихтой Нордмана (Abies nordmanniana (Stev.) Spach). Дальнейшие ботанические исследования увязываются уже с основанием в 1840 году Сухумского ботанического сада. И.Т. Радожицкий в 1842-1843 годах после посещения ботанического сада в журнале «Садоводство» опубликовал две работы: «Взгляд на флору восточного Черного моря» и «Список растений Сухум-Кальского военно-ботанического сада». В этих статьях, описывая местную флору, он впервые в ботанической литературе приводит список экзотических растений Сухумского ботанического сада.

Спустя большой промежуток времени, исследования самобытной флоры Абхазии вел выдающийся ботаник Н.М. Альбов. За период своего пребывания в Абхазии (1885-1894 гг.) он посетил наиболее интересные в ботаническом отношении, порой труднодоступные, места и собрал обширный гербарный материал, послуживший основой для составления первой капитальной сводки «Материалы для флоры Колхиды», насчитывавшей до 1500 видов растений, в том числе 1000 абхазских, среди которых не мало эндемных. Им опубликован и ряд других работ, явившихся результатом посещения ботанических объектов Абхазии.

Существенным вкладом в дело изучения флоры и растительности Абхазии стали исследования крупного ботаника начало XX века Ю.Н. Воронова. На основании обширного ботанического исследования территории Абхазии им была подготовлена рукопись «Флора Абхазии», в которой описано более 1400 видов, в том числе много новых. К сожалению, этот труд не был опубликован.

Позднее уже сотрудниками ботанического сада проводятся широкомасштабные флористические, геоботанические исследования, позволившие уже в 40-х годах осуществить первый выпуск «Флоры Абхазии» в полном объеме. В четырех томах представлено около 2000 видов местной флоры. В результате продолжившегося углубленного исследования флоры и растительности Абхазии, а также новых сборов в 80-х годах было осуществлено второе издание 4-томной «Флоры Абхазии». Выдающаяся заслуга в этом принадлежала А.А. Колаковскому и его ученикам, соратникам — В.С.Ябровой —Колаколовской, Е.М. Шенгелия, З.И. Адзинба и другими флористами сада. Изданы другие обширные ботанические исследования, в их числе такие весомые, как «Растительный мир Колхиды» (1961), «Колокольчиковые Кавказа» (1991) А.А. Колаковского, «Растительность Пицунда-Мюссерского заповедника» (1987) коллектива авторов, «Эндемы Абхазии» (1987) З.И. Адзинба, «Пихтовые леса Кавказа» С.М. Бебия и ряд других работ, вошедших в капитальные сводки («Деревья и кустарники СССР», «Дендрофлора Кавказа» и др.).

В результате больших экспедиционных работ несколькими поколениями ученных создан обширный уникальный гербарный фонд флоры Колхиды. В знак признания значимости для мировой ботанической науки гербария нашего сада Международный гербарный фонд, центр которого находиться в Нью-Йорке, включил его в свою номенклатуру — гербарий Сухумского ботанического сада, стала частью Международного гербарного фонда.

Работы по пополнению гербарного фонда, по инвентаризации и ревизии флоры, вопросы рационального использования природных растительных ресурсов в народном хозяйстве, разработка методов охраны редких и исчезающих растений ныне продолжаются в отделе флоры и растительности Института ботаники под руководством ученика А.А. Колаковсого — З.И. Адзинба. Коллективом подготовлен и сдан в печать ряд рукописей, и есть все основания утверждать, что флористические исследования получат дальнейшее развитие усилиями коллектива отдела, несмотря на сложные условия, порожденные послевоенными трудностями нарушенной экологической ситуацией.

В составе флоры Абхазии очень мало пищевых видов, незначительное число деревьев и кустарников, их всего 150 видов. Между тем хозяйственная деятельность требовала все более широкого ассортимента растений, а это в свою очередь способствовало географическому перемещению их из других регионов. Крупнейший ботаник Де-Кандоль в 1855 году писал «…если племя не уединено на каком-нибудь острове или какой-либо другой недоступной местности, то оно скоро знакомится с известными растениями других местностей, польза которых очевидна — это отклоняет его от культуры местных видов, посредственных по их значению».

В силу географических и ряда других причин Абхазия с самых древних времен привлекала к себе многочисленных торговых людей, разного рода колонистов. Греки, римляне, арабы, генуэзцы, венецианцы имели здесь разновременно свои цветущие колонии, а во главе всех колониальных городов стояла «Великая Диоскурия» — нынешний город Сухум, 2500-летие основания которого Абхазия готовится отметить.

Древние связи не могли, на наш взгляд, не оказать влияние на появление в Абхазии новых для этого края растений. Отдельные экземпляры грецкого ореха, платана и некоторых других иноземных видов, имеющих возраст 400 и более лет, подтверждают догадки о том, что уже четыре века назад велась интродукция растений. Однако сведения о проникновении новых растений в давние времена настолько скудны, что не позволяют делать обобщений. Фиксированная в научной литературе активная интродукционная деятельность начинается только со времени основания в Сухуме ботанического сада, который долгое время носил название «Сухум-Кальский военно-ботанический сад». Он вошел в число старейших садов мира.

В первой половине XIX века лекарь Сухумского гарнизона Багриновский обладавший достаточно обширными познаниями в области ботаники и садоводства, разбил возле своего дома сад. В 1840г. на этот сад обратил внимание любознательный, весьма прогрессивный генерал Н.Н. Раевский — начальник Черноморской береговой линии, сын прославленного героя Отечественной войны 1812 г. Николая Николаевича Раевского.

При содействии Н. Раевского-младшего сад Багриновского с позволения Императора России Николая I был взят в казну. Заведующим садом Н. Раевский назначает Багриновского.

Н.Н. Раевский —любитель ботаники, садоводства и цветоводства — был известен в ботаническом обществе России и был хорошо знаком с ботаниками того периода, с директорами ботанических садов Санкт-Петербурга — Ф.Б. Фишером, Никитского — Н.А. Гартвисом и с видными садовниками России: Ф.Г. Фельдеманом, Г.М. Голстом и другими. Н.А. Гартвист и Ф.Б. Фишер постоянно оказывали активную помощь в устройстве сада, его разбивке, планировке. Первые посадки производил садовник Никитского ботанического сада Регнер, командированный по просьбе генерала Раевского из Крыма. Фишер помогал Раевскому не только тем, что снабжал его семенами или живыми растениями, но и в определении растений, в подыскании нужной литературы, постоянно присылал ему выписки об интересующих его растениях, садовые каталоги — как русские, так и зарубежные.

Николай Раевский много сделал в области интропродукции растений на Черноморское побережье Кавказа и, в частности, для становления и пополнения Сухумского ботанического сада новыми для Абхазии растениями. Основной целью его, как начальника гарнизона, было обеспечение саженцами растений военных крепостей, расположенных в то время вдоль берега моря. Однако этим он не ограничивался. В поисках путей сближения с местным населением он принимал меры по завозу и распространению среди населения новых пищевых и садовых культур, обучал абхазцев хлебопашеству, виноградарству, выдавал им лучшие сорта виноградных лоз из своего крымского имения (в том числе «Изабеллу»), принимал все меры к тому, чтобы способствовать гражданскому благоустройству. Задачей сада в то время становится, по выражению Н. Раевского, «служить рассадником для лучших виноградных лоз, фруктовых деревьев и многих экзотических растений». В этот период был распространен среди населения ряд сортов из плодовых групп.

Внедрение новых культурных форм и сортов шло быстро, оттесняя местные сорта, в результате чего сад вскоре приобретает известность. Посетивший Сухум в 1841 году И.А. Селезнев сообщал, что ботанический сад находится под надзором «умного ботаника, абхазского доктора» (имел в виду Багриновского). Офицер-артиллерист, участник войны 1812г., ботаник, географ и публицист, член Московского общества испытателей природы И.Т. Радожицкий в своей статье «Взгляд на флору восточного берега Черного моря» в журнале «Садоводство» (1842 г.) писал следующее: «При Сухуме особенно замечателен военно-ботанический сад, заведенный генерал-лейтенантом Н.Н. Раевским в 1840г. и сохраняемый хозяйственным попечением исправляющего должность Сухумского коменданта майора Конийского». Здесь же дается список растений военно-ботанического сада, произрастающих открыто.

К первому периоду деятельности сада относится разведение первых кустов чая. Касаясь акклиматизации чая, В.В.Маркович писал в 1901г.: «Князем Воронцовым, бывшим наместником Кавказа, делались попытки акклиматизировать разные растения, и к этой эпохе относится выписка из Китая чайных кустов, их которых один сохранился до сих пор в Сухумском акклиматизационном саду, которому теперь насчитывается более 60 лет». Выступая в газете «Советская Абхазия» в 1971г., крупнейший специалист по культуре чая академик К.Е. Бахтадзе писал: «Колыбелью грузинского чая по праву считается Сухум. Именно здесь, на территории ботанического сада, были выращены первые чайные растения. Здешний климат и почва вполне соответствовали природе чая. Растения успешно акклиматизировались, они хорошо росли, цвели и давали семена».

В 50-х гг. XIX в. деятельность ботанического сада стала ослабевать, а Крымская война (1853-1856) прервала работы сада. Позднее, в 60-х гг. сад начал возрождаться. Начальник управления сельскохозяйственной промышленности Кавказе генерал Колюбякин уделял внимание деятельности сада, постоянно ассигновал средства на его содержание. При нем директором сада был назначен ученый, специалист Н.П. Битер, сыгравший видную роль в деле обогащения сада новыми растениями. Здесь, в зоне субтропиков, впервые ему удается вырастить белокочанную капусту — стратегическую для того времени пищевую культуру, так как она была необходима для приготовления пищи в военных частях, но ее неоткуда было брать. Битер за этот успех был удостоен Государственной премии. Он завозил и возделывал ряд других, новых для этого края культур. При нем были интродуцированы различные виды акации, гингко, некоторые хвойные виды для лесоразведения. Активную интродуцированную деятельность приостановило нашествие турок 1876-1877 гг. в Абхазию. После войны деятельность сада возобновляется, однако сад испытывает огромные трудности, так как государственные средства отпускаются с перебоями, а он требует больших капитальных вложений.

В 1889 г. сад переходя из ведения военного управления в ведение Министерства государственных имуществ, и заведование садом поручается Очамчирскому лесничему Н.В. Фон-Дервизу без особого вознаграждения. Новый заведующий интересовался вопросами интродукции, но опять же из-за отсутствия средств не мог организовать работы по-настоящему. Скудные средства, которыми располагал, обеспечивали лишь поддержание коллекций.

В этот период в Сухуме поселился П.Е. Татаринов, работавший прежде Министерстве земледелия секретарем общества садоводства, плодоводства и огородничества. Он назначается директором ботанического сада и вскоре в 1894 г. проводит реорганизацию сада и создает на его базе Сухумскую садовую и сельскохозяйственную опытную станцию, включив в структуру станции ботанический сад в качестве отдела. Таким образом, он корректирует профиль ботанического сада, придав ему сельскохозяйственную направленность. За небольшой период своего пребывания директором станции и ботанического сада (в 1901г. П. Татаринов переезжает в Батум) он интродуцирует большое число растений. Он совершает путешествия в страны Южной Америки и Средиземноморья, завозит оттуда 45 видов агав, 49 видов пальм, 150 видов хвойных, ряд других субтропических растений. В опытные работы были включены сельскохозяйственные культуры.

Спустя год после ухода Татаринова в 1902 году директором сада назначается крупный специалист — растениевод В.В. Маркович. При нем были значительно расширены акклиматизационные опыты и испытания новых растений субтропической зоны. Для этого создаются сортоиспытательный питомник, субтропические и технические участки, цитрарий. В 1904 году начала работать метеорологическая станция — впервые в Абхазии стали получать метеоинформацию со станции, созданной на базе ботанического сада. В том же году издается первый справочник — делектус семян, расширивший возможности обмена семян с другими опытными учреждениями. Налаживается в этот период и публикация научных работ. В интропродукцию вовлекается и водная флора. Так, в 1912 году в открытом грунте впервые в Европе удалось в Сухумском ботаническом саду вырастить викторию регия. Отчеты о работе станции, издававшиеся регулярно с 1904 по 1915г. под редакцией В. Марковича, содержат много интересных сведений, не потерявших ценности и по сегодняшний день.

Последующие события в России (войны, революции) приостановили на длительное время деятельность сада. В 1926-1940гг. Н.И. Вавилов наряду с организацией Сухумской опытной станции Всесоюзного института растениеводства большое внимание уделял и ботаническому саду, где он бывал неоднократно. Однако, коренных изменений в деятельности сада не произошло, так как, находясь в качестве отдела вначале в ведении Всесоюзного института влажных субтропиков, затем Института культуры, сад не получал в достаточном объеме финансовую поддержку. Все же этот период характеризуется приходом в коллектив молодых исследователей — А.В. Васильева, А.А. Колаковского и др., ставших впоследствии выдающимися ботаниками. Проводились химико-технологическими изучения главнейших субтропических плодовых и технических культур, сельскому хозяйству были переданы для промышленного возделывания исходные материалы чайных культур, герани, базилика. По результатам изучения некоторых плодовых и декоративных растений был опубликован ряд научных работ.

В конце 30-х гг. по просьбе директора Института культуры А.М. Чочуа, одновременно возглавлявшего и ботанический сад, сад посетил крупнейший ботаник, Президент Академии наук СССР В.Л. Комаров. А.М. Чочуа и В.Л. Комаров разработали ряд мероприятий по улучшению деятельности сада. В результате значительно расширилась экспериментальная база, была передана саду территория бывшей дачи Н.Н. Смецкого — 120 га с вспомогательными сооружениями.

Ученые сада, проявлявшие высокую активность и профессионализм, завоевывали авторитет среди коллег. Возросшая популярность сада среди широких масс и специалистов, расширение коллекции растений, мощная экспериментальная база и высококвалифицированные кадры — все это способствовало выделению его в 40-х годах XXв. в самостоятельное научно-исследовательское учреждение в системе Академии наук Грузинской ССР. Директором сада тогда был назначен П.К. Ратиани, в 1948г. его заменил кандидат сельскохозяйственных наук Ш.Н. Джалагония, в 1952г. — профессор П.Е. Рухадзе, а в 1964г. директором сада стал доктор биологических наук профессор Г.Г. Айба.

Получая от Академии наук как финансовую, так и материально-техническую поддержку, коллектив сада расширил коллекционный фонд и тематику исследований. Для выполнения актуальных задач были созданы отделы интродукции растений, зеленого строительства и цветоводства, флоры и растительности, дендрологии, защиты растений от болезней и вредителей, организованы лаборатории физиологии и биохимии растений, эмбриологии и цитологии.

Созданные благоприятные условия для исследовательских работ дали возможность коллективу эффективно использовать свой потенциал. Началось углубленное изучение растительного потенциала мира, расширены экспедиционные исследования не только в районах Абхазии, но и далеко за ее пределами, включая дальнее зарубежье — Китай, Японию, Тайвань, страны Европы. Литературный и семенной обмен осуществляется со 120 странами мира. Ученые сада принимали участие в различных международных конгрессах, симпозиумах. Продукция экспонировалась на выставках в ряде стран, и неизменно получала высокую оценку на ВДНХ СССР, в Эфруте (ГДР), Оломоуце (ЧССР). Сад и ряд его сотрудников награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями. В результате интенсивной деятельности коллектива одновременно рос квалификационный уровень сотрудников, коллекционный фонд как открытого грунта, так и оранжерейных и водных растений.

Изучение коллекционного дендрологического материала и его обобщение дали возможность выпустить 4-томную «Флору деревьев и кустарников субтропиков Западной Грузии» (автор — А.В.Васильев), а также ряд монографий по бананам, пальмам, хвойным, покрытосеменным Кавказа и др. (авторы — К. Одишария, К. Анкваб, Г. Айба и др.) В результате изучения декоративных и цветочных культур подобран ассортимент и передан для использования в зеленом строительстве, составлен и осуществлен ряд проектов по озеленению населенных пунктов Абхазии, опубликованы монографии по хризонтемам, ирисам, розам, лилейниками (авторы — В. Яброва-Колаковская, Т. Чочуа, Г. Айба, А. Плевако, Т. Турчинская).

Нашими ботаниками выведены новые сорта, получено более 20 сортовых свидетельств от Госкомиссии СССР по цветочными культурам, разработаны агротехнические рекомендации по выращиванию цветочных культур в условия Абхазии. Ученые ботанического сада участвовали в составлении методики государственного сортоиспытания сельскохозяйственных культур и ряда общесоюзных справок по ботанике. Научными сотрудниками сада интродуцировались и изучались кормовые и пищевые однолетние культуры, в том числе соя и кукуруза. По результатам работ опубликованы монографии (авторы — Г. Айба, К. Вардания, Е. Шенгелия).

Большое внимание уделялось исследованию болезней и вредителей растений как открытого, так и закрытого грунта. В результате экспедиционных обследований территории Абхазии выявлено 250 видов паразитных грибов, на которые составлена полная характеристика с описанием внешних симптомов поражения, дан критический анализ каждого вида. Некоторые из них оказались новыми для биологической науки (В. Вашадзе, К. Джалагония).

Коллектив сада ведет большую исследовательскую работу по палеоботанике. Особое внимание уделялось изучению третичной и четвертичной флоры Абхазии. В результате экспедиционных работ и раскопок в Сухумском, Гулирипшском, Очамчирском районах получены ценнейшие образцы ископаемых остатков растений. Около 40% всех найденных образцов — виды, ранее неизвестные в ископаемых флорах Кавказа. Среди них немало видов, неизвестных ранее ботанической науке.

В результате огромной работы, проделанной в этой отрасли ботаники А.Колаковским, а также А. Шакрыл, Н. Ратиани, Л. Рухадзе и др., опубликован ряд фундаментальных работ в виде монографий, статей, собрано большое число уникальных палеоботанических образцов. Хотя пожар административного корпуса сада (1986г.) и война (1992-1993гг.) нанесли большой ущерб хранилищу, сохранившийся материал представляет высокую ценность для ботанической науки. Специалисты разных стран приезжали знакомиться с собранным материалом и неоднократно выезжал на место раскопок. По данной проблеме Сухумский сад был головным на Кавказе. Об этом свидетельствует выпуск двухтомного «Каталога ископаемых растений Кавказа» (1980г.), соавторами которого являются ученые ботанических институтов Тбилиси, Еревана, Ленинграда.

Богатая библиотека, в которой собраны как старые, так и новейшие труды, служит научной базой и для ученых-ботаников, и для студентов вуз.

Совокупность всех исследований по различным дисциплинам ботаники — флористики, интродукции, палеоботанике и др., а также многочисленные публикации в центральных и зарубежных научных журналах, издание множество монографий в Сухуме, Тбилиси, Москве и др., систематический выпуск «Трудов Сухумского ботанического сада» (более 30-ти выпусков за последние 40 лет), участие ученых в различных международных съездах, симпозиумах, а также организация ряда научных конференций на базе сада и др. принесли коллективу Сухумского ботанического сада мировую славу. Не случайно председатель Совета ботанических садов СССР ак. П.И. Лапин в своей книге «Ботанические сады СССР» (1984 г.) внес Сухумский сад по значимости в первую десятку.

Из вышесказанного видно, что 160-летняя история Сухумского ботанического сада вмещает времена подъема и спада. Но ущерб материальный и духовный, нанесенный ему в результате грузино-абхазской войны 1992-1993гг., ни с чем не сравним. Если до войны в экспозициях сада содержались до 5000 видов – форм и сортов растений, 350 видов оранжерейных, 50 видов водных растений, 1500 видов деревьев и кустарников, то в настоящее время объем гибели составляет: по древесно-кустарниковым – 30%, по травянистым, включая цветочные, — 80-85%, собственные сорта цветочных культур – 100%, растений закрытого грунта – 90-95%. Подорвана материально-техническая база ботанических исследований: угнан транспорт (в количестве 7 единиц), что лишило нас возможности организации полевых экспедиционных работ, разрушено оранжерейное хозяйство и другие сооружения. И все же, свой юбилей коллектив в 2001 году отметил с глубокой верой в то что трудности будут преодолены. Этому способствует и то, что президент, Правительство Абхазии, население Республики оказывают возможную финансовую и моральную помощь с полным пониманием ценности данной отрасли науки для народного хозяйства.

Сразу же после войны коллектив преступил к восстановительным работам: ведется инвентаризация коллекционного материала, принимаются меры по восстановлению потерянных образцов и пополнению коллекций новыми, предусмотрено восстановление материально-технической базы.

В последние годы д.б.н. Бебия С.М. осуществлен ряд экспедиционных поездок, в том числе в дальнее зарубежье (Тайвань, Япония). Восстанавливаются потерянные зарубежные связи, налаживается издание научных работ. В настоящее время несколько рукописей находятся в производстве.

Отрадно, что в последнее время возрос интерес к ботаническим наукам на факультете биологии Абхазского госуниверситета. Это вселяет оптимизм – значит будет обеспечено кадрами будущее этих наук. Мы верим, что ботаники Абхазии снова займут свое достойное место в мировой ботанической науке, а Сухумский ботанический сад (с 1994 г. – Институт ботаники Академии наук Абхазии) будет не только частью истории развития ботанической науки в нашей стране, но и нашим национальным достоянием и гордостью, снова станет объектом, привлекающим внимание и научный интерес ботаников всего мира.





«Гагрипш»